ПРЕССА: Квартиры по-шведски

ПРЕССА: Квартиры по-шведски

ПРЕССА: Квартиры по-шведски



Что приходит в голову при словосочетании «спальный район»? Скорее всего, что-то с архитектурной ценностью примерно в ноль целых ноль десятых, что не жалко и разрушить при межпланетном контакте, как в блокбастере Бондарчука. Но все ли так безнадежно? Редакция НиЦ решила выяснить, как столичные многоэтажные проекты выглядят со стороны, и пригласила к беседе руководителя международного архитектурного бюро Semrén & Månsson, многократного лауреата и номинанта международных премий, профессора архитектуры Магнуса Монссона, который проектирует сейчас один из подмосковных проектов ФСК «Лидер» — UP-квартал «Скандинавский».

— Ваше отношение к массовой застройке в Москве. Доводилось ли вам видеть спальные районы столицы, какие? Ваше впечатление?

— Из тех пригородов Москвы с массовой застройкой, которые нам приходилось видеть, большинство имеют весьма упрощенную архитектуру. Думаю, если бы у покупателей жилья было больше альтернатив, они выбрали бы что-нибудь другое. Есть риск, что с течением времени часть подобной застройки, даже если она возведена относительно недавно, будет подвергнута такой же жесткой критике, которой сейчас подвергается массовая панельная застройка советских времен.

— Есть ли в Швеции что-то подобное, или у вас на родине массовая застройка велась принципиально иначе? В чем сходства и различия с российскими проектами?

— Похожие проекты строились в Швеции в 1960–1970 годы в рамках программы «Миллион жилищ». В этот период мы опробовали многое из того, что можно увидеть в Москве сейчас. Разница, пожалуй, только в этажности: у нас не строили выше 10–12 этажей. Там, где эта модель застройки сохранилась, она практически повсеместно привела к большим социальным проблемам.

Результатам реализации этой программы у нас в стране было посвящено немало исследований, и все они подтвердили, что людям некомфортно, что они буквально хуже себя чувствуют внутри жилой среды такого типа. Поэтому в сегодняшней Швеции ни политики, ни девелоперы не поддерживают идею массовой жилой застройки.

— Что вы скажете о новых проектах комплексной застройки, которые реализуются в Москве и Подмосковье сейчас? Какие проекты вы отметили бы с точки зрения архитектуры, планировок?

— Мне, к сожалению, не настолько хорошо знакомы конкретные примеры таких жилых комплексов, чтобы ответить на вопрос. Могу только сказать, что факт работы в России звезд мировой архитектуры уровня Захи Хадид и Рема Колхаса говорит о том, что им есть с кем конкурировать, а значит, определенно есть и интересные и качественные проекты жилой застройки. Думаю, что это надо только приветствовать!


«Life Лесная»

— Какие ошибки встречаются в новых московских жилых проектах?

— В таких районах очень важно создавать реально функционирующие местные сообщества, предлагать широкий набор сервисов и активно работающую торговлю, обязательно выделять пространство под красивые парки и игровые площадки. На мой взгляд, нужно искать пути снижения этажности при более эффективном использовании пространства.

— За каким строительством будущее — монолитным или панельным? Может ли, на ваш взгляд, панельное жилье быть красивым, или время этой эстетики в прошлом?

— Я думаю, не это главный вопрос. Панельные дома тоже можно делать очень привлекательными, просто для этого от архитектора потребуется куда более кропотливая и вдумчивая работа. У SEMREN+MÅNSSON есть целый ряд очень интересных и удачных проектов такого рода. Ключевым здесь является соотношение цены продаж объекта к строительным затратам. Качественно проработанное архитектурное решение всегда можно продать дороже, чем банальное!

— Что такое типично шведские планировки (если такие существуют)? Насколько они подошли бы московским и подмосковным ЖК? Подходит ли скандинавский стиль подмосковной и московской застройке?

— Типично шведские планировки обычно отличает обилие света и простора в гостиных и других общих пространствах и относительно небольшие размеры спален, часто за счет открытых планировок — того, что в России называют «европланировками». Во многом русские и шведы, несмотря на различия в историческом развитии, типичные жители севера Европы: мы все любим свет и комфорт внутри наших жилищ на протяжении всего года. Как показывает практика, и русским, и шведам близка логика эффективного использования жилого пространства, поэтому идеальный для шведов вариант планировки с комбинированной гостиной-кухней вполне может быть хорошим решением и в России. Если же говорить о внешнем облике зданий, то здесь шведскому стилю присуще большее внимание к деталям при большей же строгости и отсутствии ненужной роскоши. Впрочем, подобный подход и те же базовые ценности встречаются и в России, и поэтому, например, в современной Москве шведский стиль абсолютно уместен.


Октябрьская набережная, Санкт-Петербург

— Какой, по вашему мнению, может быть минимально комфортная для одного человека, для пары, для семьи площадь квартиры?

— В Швеции минимальный размер квартир для студентов или, скажем так, одиночного проживания, — 26–27 квадратных метров. Для двух человек минимум составляет 42, а для семьи с детьми — 70 квадратных метров. Не стоит забывать о весьма высоких требованиях наших норм, посвященных инвалидам. Если бы не они, возможно, квартиры были бы меньше! По существующим нормам, любая строящаяся сейчас квартира должна быть приспособлена для проживания и свободного передвижения человека в инвалидной коляске. Впрочем, в настоящее время звучит все больше голосов в пользу пересмотра этих норм.

— Если бы у вас появилась возможность повлиять на нормы новой комплексной застройки в Подмосковье, какие изменения вы бы ввели в первую очередь? Что лучше для Подмосковья — малоэтажная или высотная застройка?

— Наиболее интересной была бы переоценка норм инсоляции, что позволило бы не только строить высотные многоэтажки с большим расстоянием друг от друга, но и уплотнять застройку, понижая при этом этажность. Именно так в нашей стране выглядят наиболее популярные из существующих и возводимых примеров застройки и историческая городская среда. Мы отнюдь не сторонники отмены этих норм. Да, в Швеции от них отказались 25 лет назад, но при этом у нас базовым было и остается требование создания качественной жилой среды в целом! Поэтому нам кажется, что большая нюансировка норм, позволяющая принимать в расчет не только инсоляцию, но и другие качественные характеристики застройки, которые предоставляет город с правильно выстроенной структурой кварталов, такие как, например, степень экологической и социальной устойчивости или безопасности — в самом широком смысле этого слова. Мне и моим коллегам по SEMREN+MÅNSSON было бы очень интересно поучаствовать в пилотном проекте на тему исследования инсоляционных норм, например, в Москве.

Что касается этажности, то Москва — огромный мегаполис, поэтому в нем совершенно точно есть места, особенно в его центральной части, где высотные здания релевантны и экономически оправданы. За пределами центра вполне возможно не в ущерб экономическим показателям строить плотно, как уже отмечалось выше, но с меньшей этажностью. В нашем проекте UP-квартал «Скандинавский», расположенном в 2,8 км от МКАД по Осташковскому шоссе, максимальная высота зданий ограничена 16 этажами при максимально допустимой нормами плотности. Возможно, это и есть предел, который не стоит превышать.


UP-квартал «Скандинавский»

— Какие шведские архитектурно-конструктивные решения могут, на ваш взгляд, быть актуальными для российского рынка жилья? Какой опыт Швеции нам пригодится?

— Важнейшим, по нашему мнению, и я не устану это повторять, является возврат к урбанистической модели с менее этажной и более плотной структурой кварталов. Эта модель уже существует и продолжает развиваться в Швеции. Кроме того, убежден, что абсолютно точно обогатить российский рынок и существенно расширить свободу выбора для покупателей могли бы шведские планировочные решения. Мы уже применяем их на наших проектах в Санкт-Петербурге, а теперь и в Московском регионе, в UP-квартале «Скандинавский», где планировки отличаются функциональностью и предоставляют много возможностей для эффективного использования пространства.

Автор: Альбина Лебедева.

Что приходит в голову при словосочетании «спальный район»? Скорее всего, что-то с архитектурной ценностью примерно в ноль целых ноль десятых, что не жалко и разрушить при межпланетном контакте, как в блокбастере Бондарчука. Но все ли так безнадежно?

Возврат к списку

+7 (495) 775-88-55
заказать звонок
заполнить форму

Задайте свой вопрос

Защита от автоматического заполнения CAPTCHA
Введите слово с картинки*
Для получения доступа к разделу "Видеокурс" напишите письмо на info@indriksons.ru. Наш специалист свяжется с Вами для уточнения условий доступа.