ПРЕССА: О шейхах, пальмах и финансовых пузырях

ПРЕССА: О шейхах, пальмах и финансовых пузырях



Пузырь на рынке недвижимости Дубая лопнул летом прошлого года, но в то время это особо не обеспокоило финансовые круги. Волнения начались только сейчас, когда крупнейший государственный холдинг Dubai World стал ходатайствовать перед кредиторами не требовать с него выплат хотя бы до конца мая 2010-го. Задолженность компании составляет $59 млрд., а общий долг Дубая превышает $80 млрд. В случае дефолта больше всех пострадают его основные кредиторы - крупнейшие западные банки. Правда, паники это сообщение не вызвало, поскольку ОАЭ вряд ли допустят финансовый крах одного из своих эмиратов. Тем не менее, многие призадумались о том, что же случится с их инвестициями, когда начнут взрываться финансовые пузыри в других бурно развивающихся странах.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА

Эта история началась в 1971 году, когда Дубай и еще шесть британских колоний в арабском мире обрели независимость и сформировали новое государство - Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Именно в те времена местные шейхи и задумались о путях развития экономики. Восточные мудрецы сознавали, что запасы нефти не вечны даже в эмирате Абу-Даби, городе-государстве с 1.5 млн. жителей, где сосредоточено 8-10% мировых резервов углеводородов. А в Дубае нефти и вовсе не было (разумеется, по местным меркам), поэтому вопрос, за счет чего этот эмират мог бы качать прибыли, сопоставимые с доходом «нефтяных» соседей, был достаточно резонным.

Возможно, у местных властителей были хорошие советчики, а, может быть, они сами додумались, как именно можно использовать удачное географическое положение Дубая (этот эмират находится на перекрестке основных путей с запада на восток и с севера на юг): территория одинаково близка к Европе и Азии, Африке и СНГ, находясь почти точно посередине между Гонконгом и Лондоном, Москвой и Найроби. Поэтому шейхи договорились провести в Дубае смелый эксперимент по диверсификации экономики: превратить в мировой центр туризма и торговли окруженную пустыней эми-ратскую землю. В случае удачи этот опыт можно было бы использовать в остальных эмиратах, когда там начнут исчерпываться запасы нефти.

Для реализации планов были необходимы крупные капиталы, но в Дубае добывается лишь 80 тыс. баррелей нефти в день (всего $29 млрд. годового дохода при цене 2008 года около $100 за баррель). Тем не менее, деньги нашлись практически сразу. Дело в том, что ближневосточные мудрецы разработали концепцию «транзитного хаба» и «беспошлинного промышленного порта», так что в Дубай потекли средства со всего мира.

Разумеется, первыми оказались на месте нефтедоллары из Абу-Даби и других арабских стран. А в самом эмирате появилась государственная компания Dubai World, которая на эти деньги начала реализовывать грандиозные строительные проекты. Прекрасный климат и сам по себе способствует развитию туристического бизнеса, а дубайские власти подошли к этому делу с фантазией, поставив целью превратить эмират не просто в курорт, а... в курорт элитный. И Dubai World начала создавать в Персидском заливе насыпные острова, строить там отели и офисы с нетривиальным дизайном.

Например, Nakheel, дочерняя компания Dubai World, соорудила остров Dubai Palm в виде пальмы и целый архипелаг искусственных островов, повторяющий контуры карты мира. Все они застраиваются зданиями с роскошной архитектурой, что по карману только весьма состоятельным магнатам. Недвижимостью на Dubai Palm, как сообщила «Daily Mail», обзавелись граждане из 75 стран. А в 2010 году в Дубае должен быть достроен отель-парус Burj Al Arab высотой 818 м, который станет самым высоким зданием в мире.

Параллельно в Дубае создавался грандиозный транзитный узел. Вскоре после ирано-иракской войны в 80-х годах Дубай смог открыть крупнейший в мире порт Jebel АН, который стал зоной свободной торговли, безопасной гаванью и ремонтной базой для поврежденных нефтяных танкеров, курсировавших по охваченному войной Ормузскому проливу.

Когда в 1990 году Саддам Хусейн захватил Кувейт, дубайцы убедили десятки компаний оккупированной страны переместить штаб-квартиры в эмират, достаточно удаленный от мест военных действий, чтобы гарантировать безопасность. А когда война в Персидском заливе завершилась, они же заверили всех, что порт Jebel Ali расположен достаточно близко к Кувейту, чтобы стать удобной базой для его послевоенной реконструкции. А после завершения гражданской войны в Ливане (1975-1990 годы) Дубай заменил Бейрут в качестве основного пункта назначения ближневосточного туризма.

Таким образом, исходную идею удалось успешно реализовать, Дубай превратился в процветающий торговый, транзитный и туристический центр, причем, его экономика не зависела от запасов нефти. Доля добывающей промышленности в ВВП эмирата сокращается уже много лет (в 2008 году она была чуть больше 2%). Главными отраслями дубайской экономики стали торговля (свыше 35% от ВВП), строительство и связанные с недвижимостью услуги (суммарно почти 25% от ВВП). За ними следуют финансовые услуги и туризм. Структура экономики оказалась не хуже, чем в развитых странах.

СЛИШКОМ МНОГО ДЕНЕГ

В Дубай рекой потекли нефтедоллары. Первая волна этих инвестиций началась после террористической атаки на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке и Пентагон в Вашингтоне 11 сентября 2001 года. Арабские инвесторы утратили возможность осуществлять свои операции в США, кроме того, они опасались, что их зарубежные счета могут быть заморожены. Поэтому они в массовом порядке выводили свои капиталы из стран Запада, присматриваясь к инвестиционным возможностям поближе к дому. В то же время, молодые и достаточно образованные арабские профессионалы ощущали сильный дискомфорт в Нью-Йорке и Лондоне, отчего массово мигрировали в Дубай, предлагавший им бизнес-возможности, зарплаты и стиль жизни, к которым они привыкли.

Затем хлынула вторая инвестиционная волна, связанная с нефтяным бумом. Нестабильность, обусловленная иракской войной, межрегиональные трения, последовавшие за террористическими актами 11 сентября 2001 года и стремительный взлет спроса в Китае и Индии взвинтили цены на нефть. За 2002-2006 годы они утроились, подскочив от 120 за баррель до более 160 за баррель. Неожиданный наплыв нефтедолларов более чем удвоил экспортные доходы членов Совета по сотрудничеству стран Персидского залива. В 2006 году стоимость их иностранных активов превысила $1.6 трлн.

Из триллиона долларов, вложенных в проекты в Персидском заливе, более $300 млрд. осело в одном только маленьком Дубае. Приток нефтедолларов породил эйфорию. Благодаря дорогой нефти и дешевым кредитам (в том числе и западных банков) эмират стремительно развивался, рынок недвижимости рос, как на дрожжах. За время нефтяного бума в Дубае построили много уникальных зданий (например, 30-этажный небоскреб VIP-класса на 200 квартир, который медленно вращается вокруг своей оси, впрочем, еще не достроен). На такую недвижимость просто не могло быть платежеспособного спроса, но торговля бурлила.

Дело в том, что инвестиционный рынок недвижимости Дубая был сформирован по схеме форвардных продаж. Эта стратегия (Real Estate Option Trading - торговля опционами на недвижимость) широко распространена на многих рынках (товарных, ценных бумаг). По словам Игоря Индриксонса, она одна из самых высокорисковых в финансовом мире, но способна сделать инвестора сказочно богатым в кратчайшие сроки. Опасность же связана с тем, что у рынков недвижимости, основанных на данной стратегии, слишком низкая ликвидность самой недвижимости и высокая ликвидность опционов (контрактов).

Ликвидность контрактов намного сложнее предсказать и проанализировать, нежели ликвидность самой недвижимости. «Ликвидность опционов очень легко теряется при первой же «плохой статистике», - отмечает эксперт, предостерегая, что еще одна опасность связана с ограниченными временными рамками перепродажи опциона: если не удается быстро перепродать готовый объект недвижимости, его можно временно сдать в аренду, а вот при торговле опционами такого шанса нет

На рынках, основанных на торговле опционами, также есть риск в случае незадачи при перепродаже контракта потерпеть еще и неудачу при перепродаже готового объекта, так как сама недвижимость имеет на таких рынках крайне низкую ликвидность. На этих рынках обычно проигрывает последний в цепочке инвестор - тот, кому достаются ключи от объекта.

Однако гигантские прибыли заставляли частных инвесторов игнорировать все эти риски. А то, что контракт на недвижимость приобретался за 10% от стоимости объекта, давало возможность покупать его, не располагая остальными 90% от общей суммы, поскольку покупка делалась в расчете на перепродажу. В большинстве случаев контракты приобретались и перепродавались через месяц с 30%-ной наценкой. «Инвесторы думали, что вкладывают средства в недвижимость, а это, мол, безопаснее. Но проблема в том, что они инвестировали не в недвижимость, а в опционы на нее (контракты) - финансовый инструмент, по своей динамике ничего общего с недвижимостью не имеющий», - объясняет Игорь Индриксонс.

Поэтому на дубайском рынке быстро раздувался спекулятивный пузырь, такой же, как в конце 90-х, когда акции интернет-компаний стремительно росли и столь же стремительно росло число желающих владеть ими. Как и в те времена, на словесные заверения экспертов, пытавшихся предупредить инвесторов о рисках, просто не обращали внимания. Сама же недвижимость в тех объемах, в каких она строилась, Дубаю не была нужна. Конечно, население эмирата росло, но не в пропорциях, способных поглотить все объекты. Чтобы заполнить все возводимые и планируемые в Дубае квадратные метры, нужно было бы «пригласить» половину населения планеты.

НЕПРИЯТНАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ

Прозрение наступило в конце 2008 года с появлением сообщений о замораживании строек в Дубае. А в начале 2009-го инвесторов шокировала негативная статистика: двузначные показатели роста в год заменялись двузначными же показателями спада за несколько месяцев. Однако несмотря на взрыв спекулятивного пузыря новость о том, что компания Dubai World просит кредиторов о полугодовой отсрочке выплаты ее долгов, оказалась неожиданным «сюрпризом» для мирового финансового сообщества. Сразу поползли слухи, что на самом деле долг компании составляет не 159 млрд., а почти вдвое больше, что объявленный мораторий на выплаты не что иное, как дефолт. Мол, поскольку компания-то государственная, фактически речь идет... о дефолте Дубая.

Тем не менее, финансовые рынки быстро успокоились: ведь, все-таки, речь идет о переполненными нефтедолларами ОАЭ, так что до суверенного дефолта дело не дойдет. Тем более, что уже 2 декабря министр экономики ОАЭ Султан Сайед Мухаммед аль-Мансури заявил, что страна может справиться с любым кризисом. По его словам, инвесторам не стоит волноваться по поводу проблем, связанных с фондом Dubai World. «Экономика ОАЭ имеет очень прочный фундамент и в состоянии справиться с любым кризисом, независимо от его глубины и масштабности», - декларировал министр.

Эксперты были уверены, что Дубай не будет рисковать своим имиджем и подводить иностранных кредиторов, тем более что власти не раз давали понять, что готовы поддержать свои госкомпании. Однако вдруг обнаружилось, что правительство Дубая не намерено продавать активы, чтобы расплатиться за долги Dubai World. Министр финансов Дубая Абдель Рахман аль-Салех объяснил: «Это правда, что правительство владеет Dubai World.

Однако, поскольку эта компания занимается разнообразной деятельностью, сопряженной со всевозможными степенями риска, принято решение, что она не будет получать гарантий от властей». При этом, он подчеркнул, что Dubai World вполне может сама выставить на продажу некоторые свои зарубежные подразделения. «Часть средств можно выручить, если продать активы, принадлежащие компании, а не правительству. У Dubai World имеются иностранные инвестиции и вложения в зарубежную недвижимость, никто не мешает ей торговать этими активами», - цитирует «Reuters» аль-Салеха.

Возникла заминка и с помощью «братского» Абу-Даби. Как сообщает «Reuters», представитель «нефтяного эмирата» заявил, что все долговые обязательства Дубая будут рассмотрены в индивидуальном порядке, государственная поддержка будет предоставлена не во всех случаях, а только в некоторых из них, причем, форма помощи тоже может варьироваться. Правда, стоить такая помощь может очень дорого: скорее всего, Дубаю придется расплачиваться за нее своим статусом финансового центра региона, вернувшись к специализации на торговле и сервисе.

А это причинит серьезный ущерб амбициям эмирата. Однако на меньшее вряд ли согласится Абу-Даби, у которого тоже есть амбиции и интересы в финансовой сфере. Кроме того, большинство аналитиков полагают, что в обмен на финансовую помощь Абу-Даби может потребовать контроля над рядом активов Dubai World в Дубае или за его пределами. Например, речь может идти о морских портах. Кроме экономических потерь, Дубаю, возможно, придется пойти и на более тесную политическую интеграцию со своим богатым соседом.

Центральный банк уже предоставил банкам ОАЭ дополнительную ликвидность, а также объявил, что будет оказывать помощь эмирату Дубай. Суммарно Центробанк ОАЭ и два коммерческих банка Абу-Даби выделили на нужды Дубая $15-20 млрд. Тем не менее, ближайшее будущее Дубая, шейх которого Мухаммед Мактум до сих пор твердо отстаивал независимость своего эмирата, зависит от того, какую позицию займут кредиторы.

В принципе, Dubai World рассчитывает на отсрочку процентных выплат по своему долгу на шесть месяцев. Компания уведомила, что уже начала предварительное обсуждение проблемы с банками-кредиторами, причем, диалог проходит «весьма конструктивно». «Общая сумма долга, подлежащая реструктуризации, составляет $26 млрд. Около $6 млрд. относятся к исламским облигациям, выпущенным девелопером Nakheel Properties, - конкретизируется в заявлении компании. - Реструктуризация будет проведена справедливо и с учетом интересов всех заинтересованных лиц». При этом, глава финансового ведомства Дубая отметил, что главная цель реструктуризации Dubai World - сохранение ее в новом виде. Впрочем, пока преждевременно говорить о каких-либо планах.

ВТОРАЯ ВОЛНА?

В связи с проблемами Дубая аналитики заговорили о возможности возникновения второй волны кризиса, которую пессимисты предрекают уже несколько месяцев. По данным Банковской ассоциации ОАЭ, главные кредиторы эмирата - HSBC ($17 млрд.), Standard Chartered ($7.8 млрд.), а также Barclays ($3.6 млрд.). Всего иностранными банками выданы кредиты в объеме около $47,1 млрд. Узнав об этом, инвесторы спешно бросились отзывать свои средства из банков, занимавшихся кредитованием Dubai World.

Они отказались от покупки рискованных активов и начали сбрасывать ценные бумаги азиатских банков и строительных компаний, опасаясь, что кредитные проблемы Дубая могут привести к новому кризису. Массовый сброс активов вызвал цепную реакцию на всех рынках мира. Инвесторам сразу расхотелось рисковать. Они теперь боятся не только возможности дефолта Дубая, но и вложения капитала в развивающиеся рынки вообще.

И их опасения не беспочвенны. В прошлом году, когда финансовые рынки были парализованы из-за возможного краха контрагентов, правительства использовали все необходимые инструменты, чтобы остановить кредитное сжатие. Центробанки западных стран открыли денежные краны и интенсивно накачивали рынки ликвидностью. Сейчас процентные ставки в США, еврозоне и Японии близки к нулю, причем, вряд ли в ближайшие месяцы будут повышены: банки развитых стран еще очень слабы, а потребление не спешит восстанавливаться.

В комбинации с ослаблением доллара такая политика создает идеальные условия для притока капиталов в развивающиеся страны, тем более что курсы их валют, упавшие во второй половине 2008-го, растут с весны 2009-го. В результате формируются мощные потоки спекулятивного капитала, влияющие на стоимость акций и недвижимости во всем мире.

Азиатские финансисты серьезно обеспокоены таким развитием событий. Председатель китайской комиссии по регулированию банков Лю Минкан поделился своими опасениями во время визита Барака Обамы в Китай. Опасность перегрева развивающихся экономик из-за притока капитала из-за границы констатировал и управляющий Банка Японии Массаки Ширакава. А премьер-министр Гонконга Дональд Цзан сравнил нынешнюю денежную политику США с периодом «дешевых денег» в Японии 90-х годов., когда рост японских займов компаниям из стран Юго-Восточной Азии в конечном итоге привел к азиатскому кризису 1997 года:

«Цены различных активов растут по всей Азии - в Китае, Корее, на Тайване, в Сингапуре, Гонконге». И, действительно, Азия лидирует по темпам роста промышленного производства и торговли отчасти благодаря экономическому подъему в Китае и Индии. Но этот рост сопровождается ростом цен на акции и недвижимость. Цены на дома в Китае набрали в октябре максимальные за 14 месяцев темпы роста, а на недавнем аукционе в Шанхае были поданы рекордные заявки на коммерческую недвижимость, которая в прошлом году никого не привлекала. Фактически на финансовых рынках Китая уже сформировался полноценный пузырь.

Фондовые рынки резко расширились, дорожает недвижимость и в других азиатских регионах, особенно в Гонконге и Сингапуре. Стоимость золота идет вверх, вероятно, поднимутся цены и на другие виды сырья. Аналитик из Citigroup Йохам Берктейл указывает, что слишком большое количество инвесторов покупают теперь сырье в расчете на снижение доллара или продолжение финансового кризиса.

«Еще один пузырь раздувается на рынке облигаций. Рассчитываемый JP Morgan индекс облигаций развивающихся стран (Emerging Markets Bond Index) 25 ноября достиг своего исторического максимума за почти 16 лет расчетов. Он практически непрерывно прибавляет с марта. Это аномально высокий результат, похоже, что облигации будут дорожать и в дальнейшем», - цитирует Bloomberg Луиса Коста, аналитика по развивающимся рынкам из Commerzbank. Объем выпущенных в 2009 году развивающимися странами облигаций, по расчетам Bloomberg, уже превысил прошлогодний на 74%, достигнув $566 млрд. Только правительство и госкомпании Дубая привлекли 180 млрд., поэтому ситуацию с Dubai World следует воспринимать как тревожный звонок.

Роберт Зеллик, президент Мирового банка, тоже считает весьма опасным сочетание «дешевых денег», волатильных рынков сырья и плохих урожаев (как недавно в Индии). По его мнению, это чревато новой волной роста цен на продукты питания в бедных странах в 2010 году. Он указал в своем заявлении, которое вывешено на сайте Мирового банка: «Пузыри на рынках активов могут стать слабым местом восстанавливающейся экономики и разрушить благосостояние населения, ввергнув в нищету миллионы людей». Тем не менее, Зеллик не призывает к резкому повышению процентных ставок. Он считает, что это может привести к новому спаду, особенно при вялом восстановлении экономики, такого, как в США и Европе.

В сложившейся ситуации президент инвестиционного фонда Templeton Марк Мобиус считает, что попытка Дубая реструктурировать свой долг может вызвать коррекцию на фондовых рынках развивающихся стран, так что вполне возможно падение этих рынков на 20%. По его мнению, некоторые рынки Китая и Индии могут стать «следующим Дубаем». «Вероятнее всего, это будут не общенациональные кризисы, а изолированные очаги проблем.

Они могут появиться из-за избыточного инвестирования или чрезмерного кредитования в предыдущие периоды. Это произойдет не завтра, но приток ликвидности и активность на рынке IPO показывают, что такое возможно», - считает он. И понятно, что взрывы азиатских спекулятивных пузырей (пусть и локальных) могут породить новый вал кризиса, но уже в обратном направлении - на Запад.

Дубайская история пока далека от завершения. Кризис будет прогрессировать. Главным бизнесом Dubai World была недвижимость, поэтому сворачивание инвестпроектов нанесет серьезный удар по экономике региона. Строй-индустрия - важнейший потребитель продукции многих других отраслей, так что проблемы Dubai World приведут к куда большему, чем ожидалось, сокращению экономики эмирата, а вместе с этим и всего конгломерата ОАЭ (Дубай дает почти треть ВВП Объединенных Арабских Эмиратов). Достанется и соседям, прочно связанным с ОАЭ экономически, в том числе и за счет международных проектов Dubai World. Ситуацию усугубляет отсутствие ясности с обязательствами Dubai World.

Если инвесторы не выдержат напора плохих новостей, то начнется отток капитала в Бразилию, Индию, Китай и США. В результате снова раздуются пузыри на фондовых рынках и рынках недвижимости в этих странах, затем они в очередной раз лопнут, тогда новая волна кризиса заставит правительства занимать и тратить больше денег. А, по оценкам Нуриэля Рубини, каждый лишний год мирового кризиса обходится США в дополнительные $1.5-1.7 трлн.

Самые же серьезные проблемы ожидают Европу, причем, связаны они будут с разбуханием государственных долгов, поскольку антикризисные пакеты иссушили все резервы. Например, специалисты Европейской комиссии озабочены ситуацией в Греции, правительство которой расширило краткосрочный долг от $14.5 млрд. в 2007 году до $24 млрд. в 2009-м. И список проблемных стран быстро удлиняется. Так что нежелательный сценарий развития событий вполне может и реализоваться.

Пузырь на рынке недвижимости Дубая лопнул летом прошлого года, но в то время это особо не обеспокоило финансовые круги. Волнения начались только сейчас, когда крупнейший государственный холдинг Dubai World. ...

Возврат к списку

+7 (495) 775-88-55
заказать звонок
заполнить форму

Задайте свой вопрос

Защита от автоматического заполнения CAPTCHA
Введите слово с картинки*
Для получения доступа к разделу "Видеокурс" напишите письмо на info@indriksons.ru. Наш специалист свяжется с Вами для уточнения условий доступа.